click fraud detection
Главная / Блог / Аутисты — вундеркинды программирования:разрушение мифов

14 марта, 2017

Психология

Аутисты — вундеркинды программирования:разрушение мифов

В апреле 2016 года Алекс Сент-Джон, один из разработчиков технологической платформы DirectX Microsoft, написал статью, в которой он защищал восьмидесятичасовую рабочую неделю, презрительно отзывался о балансировании работы и личной жизни, а фарфоровые унитазы назвал «невероятно декадентской роскошью». Статью Сент-Джона сильно критиковали за поддержку того, что многими считается эксплуатацией трудовой деятельности и отношений в индустрии видеоигр.

На волне критики всплыла написанная Сент-Джоном презентация PowerPoint, на одном из слайдов которой инженеры с синдромом Аспергера называются «священным Граалем» для нанимателей. «Они работают как механизмы», — написал он. «Не интересуются политикой, не ввязываются в отношения и никогда не меняют место работы».

Заблуждение о гениальности

В художественных произведениях популярна мысль о том, что люди с расстройствами аутического спектра становятся идеальными программистами. Лисбет Саландер, главная героиня книги «Девушка с татуировкой дракона» Стига Ларссона, отличается высокой интровертностью и с большим трудом заводит друзей, но также является и очень талантливым хакером. У хакера-вундеркинда Эллиота Алдерсона, героя сериала «Мистер Робот», тоже расстройство этого спектра.

«Будьте в поиске священного Грааля — инженера с синдромом Аспергера». Из нашумевшей презентации Алекса Сент-Джона.

«Думаю, все технари немного аутистичны», — написал Дуглас Коупленд в своём романе «Рабы Майкрософта». Это клише из выдуманного мира перешло в реальный. Кэтрин Стюарт, директор средней школы Orion Academy в Мораге (Калифорния) для детей с высокофункциональным аутизмом, однажды охарактеризовала синдром Аспергера как «инженерное расстройство». В 2011 году основатель Wikileaks Джулиан Ассанж сказал газетному репортёру: «Я, как и все хакеры, немного аутистичен».

Этот стереотип был полностью принят многими программными компаниями. В апреле 2016 года Microsoft запустила программу Microsoft Autism Hiring Program с целью найма на полную ставку людей с аутизмом. Резюме отправило более 700 кандидатов, и на данный момент компания наняла 11 человек. Теперь она реализует эту программу в Соединённом Королевстве. Многие считают, что аутизм находится в ДНК Microsoft. У основателя компании Билла Гейтса пресса постоянно диагностировала характерные для аутистов повадки: сосредоточенность на мелочах, раскачивание, монотонная речь в интервью. Стереотип о гениальном программисте устойчив. Но правдив ли он?

«Это заблуждение», — утверждает Гэри Мур (Gary Moore), один из основателей Nonpareil Institute. Его техасская компания занимается образованием молодёжи с аутизмом и созданием ПО. «Одно из ложных представлений заключается в том, что всех людей с аутизмом считают умными. На самом деле они похожи на любой другой срез общества. Не все они станут программистами или техническими гениями. Некоторым удастся поступить в колледж, получить степень и устроиться в Microsoft. Но большинство на это не способно».

Мур основал Nonpareil Institute в 2008 году вместе со своим другом Дэном Селеком (Dan Selec). У обоих есть сыновья с аутизмом («Он не „человек дождя“. Он не гений или савант. Он парень со средним IQ и серьёзной стадией аутизма».) и они хотели создать программу, помогающую людям, похожим на их детей, находить работу.

Однако некоторым в результате этого процесса удалось устроиться на должности, на которые, по словам Мура, часто претендовали сотни кандидатов. «В реальности большинство взрослых людей с аутизмом не могут найти работу», — говорит Мур. «Проблема технической отрасли в том, что чаще всего компании требуют четырёхлетней учёбы в колледже и навыков прохождения интервью».

Создание более удобной рабочей среды

Кроме сложностей процесса трудоустройства значительную трудность для высокофункциональных аутистов могут представлять ограничения рабочей среды.

«Многие испытывают затруднения в сотрудничестве с другими людьми, а такое сотрудничество является обязательным требованием в разработке ПО», — говорит Мур. Условия работы в крупных игровых студиях могут усугублять эти проблемы, особенно в компаниях, стимулирующих сотрудников описанными Сент-Джоном способами.

«Индустрия игр чрезвычайно выматывает», — рассказывает Мур. «60-70-часовые рабочие недели и жёсткие сроки. Всё это давит на слабые места аутистов. Большинство не может с этим справиться». В самом деле, расстройства аутического спектра диагностированы примерно у одного процента населения мира, и около 80 процентов этой группы не имеет работы.

23-летний Коди Гиллмер (Cody Gillmer) — независимый разработчик игр из Лонгвью, штат Вашингтон. У Гиллмера диагностировали синдром Аспергера в 10 лет, а в 16 он начал разрабатывать видеоигры. К Гиллмеру распространяемые прессой стереотипы абсолютно не подходят.

«Аутизм воспринимается чем-то вроде умственной суперспособности, как будто мы видим математические построения в воздухе. В моём случае это совершенно неверно. Программирование со сложной математикой занимает у меня множество времени».

На сегодняшний момент Гиллмер успел поучаствовать в разных проектах с открытым исходным кодом, но пока не работал в игровых студиях по большинству причин, указанных Муром. «Для меня большая проблема „отключиться“ от шума, как визуального, так и звукового», — говорит он. «У меня ещё есть какое-то тревожное расстройство, наверно, связанное с этой причиной. Меня сильно выматывают разногласия. Я ощущаю, что другой человек не понимает чего-то, что я не могу ему объяснить, и меня это ранит почти физически. У меня постоянно присутствует фоновая тревожность. Правильно ли они меня понимают? Логично ли я говорю? Недооценивают ли меня из-за странной речи? Всё это вносит свой вклад».

Для решения проблемы компания Nonpareil Institute сама стала разработчиком ПО и предоставляет работу студентам, прошедшим её программы. В Институте сейчас работает примерно 30 бывших студентов. В настоящее время компания разрабатывает четыре игры.

«Мы хотим создавать консольные игры, которые когда-нибудь заработают миллионы долларов», — говорит Мур. «Конечно, это серьёзная планка, поэтому мы начинаем с малого, обучаемся и осваиваем создание мелких мобильных игр. Никогда не знаешь — вдруг мы создадим хит, который заработает достаточно денег, чтобы мы могли поддерживать себя сами».

Несмотря на заблуждения и ошибочную информацию, которые окружают преимущества и недостатки найма аутистов в видеоигровые компании, существуют крупные студии, стремящиеся, подобно Microsoft, к найму сотрудников с аутизмом. Мур даёт им недвусмысленный совет. «Сотрудники отделов по работе с персоналом игровых компаний часто рассказывают нам „не для протокола“ о сложностях найма людей с расстройствами аутического спектра», — говорит Мур. «Наш совет прост: опустите планку требований. Организуйте стажировку, не требующую диплома. Проверьте сами, сможет ли кандидат справиться с работой».

Именно такой подход использует в своей новой программе Microsoft. Вместо интервью компания проводит мероприятие, позволяющее кандидатам показать свои навыки.

Кайл Шванеке (Kyle Schwaneke), инженер-разработчик ПО для Xbox с диагнозом «синдром Аспергера». Устройством в Microsoft он обязан уникальному процессу интервью для людей с расстройствами аутического спектра.

Несмотря на все книги, фильмы и телесериалы, в которых представлены аутистичные программисты-вундеркинды, аутизм по-прежнему сильно стигматизирован. «Интернет убил мою „гордость быть аутистом“», — говорит Гиллмер. «Постоянное использование этого диагноза в качестве оскорбления заставило меня скрывать его. Поэтому я стараюсь не сообщать о нём, пока не чувствую, что общение со мной начинает вызывать проблемы». По этой причине кандидаты часто скрывают от нанимателей свой неврологическое состояние.

«Многие не рассказывают о своём диагнозе начальству», — говорит Мур. «Они стесняются его. Поэтому очень важно проводить ликбез по аутизму. Найм аутистичных работников — это одна из проблем. Но требуется много терпения, понимания сути расстройства и способов работы с такими людьми, чтобы избежать поведенческих проблем и затруднений, не всегда очевидных нанимателю».ля Гиллмера самая большая проблема жизни с аутическим расстройством заключается в неуверенности в себе и одиночестве. «Я постоянно беспокоюсь, что говорю нелогично. Это часто убивает моё желание общаться с людьми. Из-за этого сложно налаживать связи и знакомиться с другими разработчиками игр. Поэтому я ощущаю себя аутсайдером или самозванцем». Несмотря на трудности, Гиллмер надеется, что когда-нибудь сможет открыть собственную студию. Он уже придумал ей название: Creative3 Games.

Давайте

сотрудничать!

Отправить
сообщение

Получите консультацию
удобным для Вас способом!

Ответим в течении минуты!

Заявка отправлена успешно, наш менеджер свяжется с вами в близжайшее время!